Географическое кафе

  Географическое кафе

Рассказы и новости о странах, городах, курортах, достопримечательностях 


Все страны

  • Общие обзоры
  • Австрия
  • Болгария
  • Бразилия
  • Венгрия
  • Германия
  • Греция
  • Дания
  • Египет
  • Иордания
  • Испания
  • Италия
  • Кипр
  • Китай
  • Маврикий
  • Мексика
  • Нидерланды
  • Норвегия
  • Португалия
  • Россия
  • Сингапур
  • США
  • Таиланд
  • Турция
  • Украина
  • Франция
  • Чехия
  • Швейцария
  • Швеция
  • Шри-Ланка
  • Япония

    Темы статей
  • Азия
  • Бали
  • Вена
  • Венеция
  • Горные лыжи
  • Города
  • Европа
  • История
  • Кавказ
  • Канары
  • Карнавалы
  • Крит
  • Крым
  • Лас-Вегас
  • Лондон
  • Мертвое море
  • Милан
  • Мюнхен
  • Новый Год
  • Нью-Йорк
  • Париж
  • Прага
  • Рим
  • Рождество
  • Стокгольм
  • Столицы мира
  • Токио
  • Черное море
  • Шопинг

    Темы статей
    Архив статей
    Темы новостей
    Словарь
    туриста

  • Главная    О Кении    Статьи    Новости   

    Гламурный экстрим. Кения

    Африка — самый загадочный континент для пытливого российского туриста, освоившего уже, кажется, весь глобус. Начинать знакомиться с Черной Африкой, лежащей к югу от Сахары, можно с Кении — страны, научившейся сочетать гламурный туризм и экстрим.


    Африканский мегаполис


    Скажу сразу — я давно мечтал попасть в Кению. Лично у меня при слове «Кения» возникают экзотические и яркие фантазии: бескрайние саванны, по которым бродят дикие животные и дикари-масаи.

    Реальность же заключается в том, что Кения — одна из самых безопасных для туристов африканских стран. И в то же время одна из самых ярких, тут мои ассоциации меня не подвели. А объясняется это просто: еще с конца 19 века сюда устремились туристы-англичане. Сначала аристократы, ну а потом и средний класс подтянулся. За век развития (и отсутствия войн) туриндустрию в Кении отточили до совершенства, и теперь она сочетает действительно высокий уровень сервиса с национальным колоритом.

    Итак, самолет «Турецких авиалиний», которым мы летели через Стамбул (прямых рейсов из России в Кению нет), приземляется в Найроби, столице Кении.

    Честно говоря, увидев улицы Найроби, я даже несколько приуныл — уж больно современным оказался город. Ни тебе трущоб, ни тебе нищеты. Сплошные небоскребы, хайвеи и супермаркеты, до боли напоминающие московские.

    Впрочем, наш гид, местный житель по имени Юрий Козырев (россиянин, два года назад перебравшийся в Кению и теперь принимающий российские тургруппы; а еще у него красавица-блондинка жена и ребенок, которого они не побоялись родить прямо здесь, в Кении) меня успокоил: трущобы в Найроби есть, просто на окраине.


    Самое странное жиаотное


    Переночевав в Найроби, в отеле The Sarova Stanley, который был основан англичанами в начале 20 века, мы выдвигаемся вглубь страны. Наш водитель, умница Генри, с ходу учит нас основам языка суахили. Слово «джамбо» означает «привет», «асанти» - «спасибо».

    Наша первая цель — национальный парк Амбосели в 250 км на юго-восток от столицы Кении.

    Амбосели раскинулся у подножия знаменитой горы Килиманджаро. Впрочем, сама гора находится на территории соседней Танзании, и по этому поводу среди местных ходит не соответствующая истории легенда, что Килиманджаро когда-то была кенийской, а потом английская королева подарила ее немцам, тогдашним хозяевам Танганьики.

    По дороге в Амбосели меня ждало второе разочарование. Оказалось, что типичный пейзаж Кении — это засеянные человеком поля с маисом и бобами. А соответствующие моему стереотипу нетронутые саванны с дикими животными — это всего лишь национальные парки. Пусть огромные (парки занимают около 15% территории Кении), но все-таки огороженные и тщательно охраняемые от человека. Такое вот странное животное человек — сначала покорил всю планету, а потом платит хорошие деньги за то, чтобы посмотреть, какой она была до этого.

    «Дикая природа» национальных парков тщательно расчерчена автодорогами - слава богу, не асфальтовыми, а грунтовыми. И поселиться тоже можно здесь, прямо в парке — в одном из туристических лагерей, так называемых лоджей, состоящих из добротных домиков и обнесенных забором с оголенными электропроводами.

    Особенно нас впечатлил Kilaguni Serena Safari Lodge — около его главного здания, совмещающего функции лобби и ресторана, раскинулось красивое озеро. К озеру на водопой приходят дикие звери, и наблюдать за зебрами и обезьянками можно, не отрываясь от бокала вина. Впрочем, это вовсе не лень испорченных цивилизацией туристов - нам объяснили, что точно так же себя ведут и львы, поджидающие, пока жертва сама придет к водопою.

    Ночью же специально для наблюдений озеро подсвечивают, чтобы туристам было удобнее любоваться животными. И в какой-то момент из африканской темноты величественно выплывают слоны.


    Фотоохота начинается


    На следующий день мы встали в пять утра, чтобы до жары успеть на фотосафари. Когда солнце поднимется, и туристам, и самим животным будет слишком жарко. Все попрячутся в тень, и красивых кадров уже не сделаешь.

    А пока мы рассаживаемся в специальных джипах — их переделывают из обычных микроавтобусов, которым местные умельцы делают откидную крышу, чтобы ее можно было поднять и смотреть на зверей. Первое правило сафари: когда видишь зверя, резко вставать нельзя, чтобы не спугнуть. Самих автомобилей животные не боятся.


    Кого же можно увидеть на сафари? Больше всего — зебр, разнообразных антилоп и газелей. Постоянно попадаются слоны, бегемоты и жирафы. Один раз видели парочку гепардов. А вот настоящая редкость — леопард, который все не хотел выходить на водопой к гостинице. Убивая интригу, сразу скажу, что в этот раз его увидеть нам так и не удалось.

    А пока джипы рыщут по саванне в поисках фотодобычи. Водители переговариваются между собой на суахили по рации: «в точке А» замечены слоны, а «в точке Б» — семья гепардов. Увидев на горизонте скопление таких же, как у нас, джипов, устремляемся к ним — там явно есть что-то интересное. И действительно: «фотоохотники» встали полукругом и «поливают» парочку львов из длиннофокусной техники. Устав позировать, животные поднимаются и бредут прочь от туристов. Но вся «стая» джипов тоже стартует, делает километровый крюк и оказывается перед носом несчастных львов. Избавиться от нас не так-то легко.


    В краю навозных домиков


    После обеда, когда животные разбредаются по укромным местам переваривать пищу и скрываться от жары, нас ждет аттракцион другого рода — знакомство с дикими племенами масаи.

    Масаи – это народ общей численностью около миллиона человек, живущий на юге Кении и на севере Танзании. Благодаря тому, что масаи сохранили свои обычаи в первозданной чистоте (пусть они и шокируют нас, европейцев), а также благодаря своим ярким одеяниям и экзотической внешности, они стали одним из символов Кении и Африки в целом.

    Кроме того, это одно из немногих племен, которое имеет право жить на территориях национальных парков. Таково было условие перемирия англичан с этими свирепыми и умелыми воинами. Англичане думали, что они создают национальные парки, а масаи были уверены, что им отдают их землю и оставляют в покое.

    Амбосели — как раз один из таких парков. В нем находится сразу несколько масайских деревень, в которые нас привозят на экскурсию.

    На входе в деревню нас уже встречает местный вождь по имени Бенсон. Экскурсия начинается с приветственного танца. Все жители деревни выстраиваются в полукруг. Теперь можно их разглядеть. Масаи – высокие и худые люди, очень ловкие и выносливые. Кстати, на Олимпиаде в Лондоне в прошлом году именно масаи Дэвид Рудиша стал рекордсменом мира в беге на 800 м.

    Мужчины начинают ухать, а женщины поют высокими голосами песню, очень напоминающую русские народные напевы. Потом начинается знаменитый масайский танец – мужчины по очереди выходят вперед и высоко подпрыгивают на месте. Считается, что ловкий сильный воин и должен прыгать выше всех. Вот, собственно, и все, но этого вполне достаточно, чтобы танец был зрелищным.

    Масаи берут за руку туристов и приглашают попрыгать вместе. Неуклюжие попытки европейцев на фоне отточенных движений масаи выглядят смешно, так что кто тут кого развлекает, это еще вопрос.

    Танец окончен, и Бенсон проводит нас внутрь деревни. Главная «фишка» - знаменитые домики масаи, построенные из навоза. Сначала масаи делают каркас из прутьев, а потом обмазывают их вот этим самым стройматериалом – он очень удобный и податливый. Навоз на солнце быстро высыхает и вовсе не пахнет. Правда, мух все равно много.

    Кажется, не очень комфортно, да? Жара, мухи, пыль, навоз… Однако в 1986 году точно так же приехавшая в масайскую деревню туристка из Швейцарии Коринна Хофманн (кстати, с женихом), с первого взгляда влюбилась в красивого высокого масаи. Сбежав от жениха, Хофманн четыре года прожила в такой деревне, родила ребенка и уехала только потому, что своему мужу надоела. Ее приключения стали основой сначала книги «Белая масаи», а потом и одноименного фильма. Сейчас, кстати, Хофманн опять живет в Швейцарии, работает продавцом и очень скучает по Африке.


    Из лоджа в кэмп


    На третий день нашего путешествия мы передислоцировались из парка Амбосели в соседний парк – Западный Цаво (Tsavo West). Он больше по площади, не такой насыщенный дорогами и поэтому кажется, что здесь меньше туристов.

    Поменялся и пейзаж — на смену пустынной саванне, в которой легко разглядеть «добычу», пришла холмистая местность с кустами и живописными болотцами.


    Уже потом я понял принцип, по которому был построен наш тур: мы постепенно погружались в африканскую жизнь все глубже и глубже, а условия проживания становились чуть более дикими и близкими к природе. Впрочем, до известных пределов.

    В Западном Цаво мы познакомились с новым форматом лагерей-отелей — теперь мы живем не в лодже, а в так называемом кэмпе. Наше новое пристанище называлось Severin Safari Camp.

    От лоджей кэмпы отличаются тем, что они находятся, во-первых, на неогороженной территории. То есть вокруг вас теперь действительно находится настоящая саванна, дикая Африка. Во-вторых, жить в кэмпах надо не в домиках, а в палатках. В результате к тебе теоретически может прийти ночью какой-нибудь дикий зверь. На деле, правда, так не происходит — звери побаиваются людей, особенно масаи, и без нужды к ним не приближаются. Тем не менее, передвигаться по лагерю можно только с охраной. А по ночам около палатки издаются загадочные и пугающие звуки — мы шутили, что это масаи для полноты наших ощущений изображают диких животных.

    У палаток в Severin Safari Camp бетонный пол, каменные перекрытия и даже туалет и душ внутри. И только стены из брезента, но такого плотного, что не сразу понимаешь, что это всего лишь ткань. Вообще удивительно, насколько местная туриндустрия научилась вписывать высокий сервис в такой вот якобы диковатый интерьер. Например, туалет около ресепшена выглядел как каменный домик с дверьми, запирающимися на вертушку. Я, помня туалеты в России, представлял внутри соответствующий антураж. Однако предо мной предстал полноценный санузел - с чистым унитазом, свежими полотенцами и умывальником, нарочито грубо сделанным из камня. Все детали интерьера в кэмпах напоминают о первобытной дикости - каменный пол, сделанные из кости подставки под зубные щетки и брелок для ключей из них же, ручки на дверях из коряг. При этом на территории есть спа и бассейн - вовсе даже не брезентовый.


    Чем дальше, тем страшней


    Во исполнение принципа «как в сказке: чем дальше, тем страшнее», в нашем следующем кэмпе, Galdessa Camp, дикие животные бродили прямо по лагерю. Galdessa Camp (слово «галдесса» на одном из местных наречий обозначает бабуина) находится в соседнем парке, Восточном Цаво, Tsavo East. Когда-то весь Цаво был одним парком, но потом через него проложили автостраду из Найроби к побережью.

    Galdessa Camp стоит на берегу реки Галана, несущей свои мутные воды к Индийскому океану. Лагерь стоит на живописном обрыве, а под обрывом копошатся бегемоты и слоны. «А слон не может прыгнуть на этот обрыв?» - взволнованно спросили мы у работников кэмпа. «Слон не будет прыгать, - успокоил он нас. - Слон - это вообще единственное животное, которое не умеет прыгать. У него в 10 метрах отсюда есть тропа, по ней он и поднимается в лагерь».

    Вскоре слон действительно пришел в лагерь, загнав туристов в джипы. Он недовольно подходил к машинам, злобно обсыпал себя песком и даже пару раз делал вид, что кидается на джип, заставляя нашего бдительного водителя судорожно давить на газ. И все же мне показалось, что это своего рода шоу — на самом деле этот «домашний» слон вполне привык к туристам, возможно, обучен их пугать, но никогда не нападет на них.

    Под стать был и антураж лагеря. Душ в Galdesse Camp — это простая бадья под потолком. На окраине кэмпа работники разводят большой котел, кипятят в котле воду и в канистрах разносят ее по номерам. Поэтому вечером я мылся в кипятке, а утром, наоборот, в холодной воде. Но это было единственным неудобством, если не считать слабых розеток, от которых ничего нельзя подзарядить - они питаются от солнечных батарей, и их напряжения хватает только для лампы. Относить девайсы и аккумуляторы фотоаппаратов приходилось на ресепшен. Впрочем, на ночь электричество в лагере все равно отключают — для экономии.

    Зато жильцам раздают фонарики и свисток — чтобы отгонять диких зверей и наоборот, привлечь внимание охраны. В инструкциях, заботливо разложенных по номерам, также строго запрещается приносить в свою палатку фрукты - слоны могут их учуять и прийти на запах. Когда у одного из участников нашей экспедиции заболела жена, и он решил отнести ей в номер фрукты, то получил настоящий выговор от директора базы.

    Ночь прошла без эксцессов, а утром я с ужасом обнаружил тропы, ведущие от воды прямо к моей палатке. Судя по тому, как там была смята трава, тропу проложил явно не человек. Знающие люди объяснили мне, что днем бегемоты отсыпаются в воде, а вечером выходят на ужин — щипать травку. Мясо они не едят, но зато могут кинуться на человека, если почувствуют опасность — и просто его затоптать. Гиппопотам, как выясняется, вообще одно из самых опасных животных Африки. Он злобен, мстителен и не избегает встреч с людьми.


    В курортной зоне


    В каждом крупном парке Кении есть свой аэропорт, откуда можно улететь в другой парк или в крупный город. Есть свой аэропорт и в Восточном Цаво, и вскоре мы с ним познакомились.

    Аэродром оказался грунтовым полем, по которому бродили слоны и бабуины. Сам самолетик, впрочем, вопросов не вызывал – это был хоть и маленький аппарат, в котором мои колени упирались прямо в кресло пилота, но новый. Старший пилот аккуратно придавил листочком муху на лобовом стекле, и мы пошли на взлет, объезжая разбросанные по взлетному полю слоновьи лепешки (куда только масаи смотрят!).

    Курс – на океанское побережье Кении, в небольшой город Малинди, считающийся курортной зоной. Через 40 минут мы уже в другом мире, в мире, где тщательно перемешана африканская, арабская (в свое время эти земли принадлежали султанату Оман) и португальская культуры. Здесь, в Малинди, мы наконец увидели такую Африку, какой ее все представляют: нищета, запряженные в повозки мужчины, женщины, одетые в цветастые платья и несущие на головах ведра и мешки. Тем привлекательнее выглядела огороженная и охраняемая территория отеля с вышколенным персоналом.

    В Кении пока нет частных пляжей, поэтому с территории пятизвездочного отеля ты попадаешь на общественный пляж, на котором как берег, так и морское дно заросли травой и водорослями. Зато посторонних на нем не так много – не зря отели строят за городом. Плюс, как потом выяснилось, управляющий отеля приплачивает местным жителям, чтобы те не приставали к туристам в надежде продать им сувениры, убирали пляж, ну и отгоняли посторонних приставал.

    И все-таки океан есть океан – здесь хорошо было провести несколько дней, отдыхая от ежедневных переездов и бесконечной гонки за дикими животными. Бескрайняя саванна, болота со слонами, хрюкающие в темноте гиппопотамы и загадочные масаи – все теперь казалось каким-то миражом, все вернулось туда, где ему и положено быть. В область фантазий и воспоминаний.


    НУЖНО ЗНАТЬ


    КАК ДОБРАТЬСЯ?


    Прямых рейсов из Москвы в Кению, к сожалению, нет. Придется лететь с пересадками через Европу или Эмираты. Мы же выбрали один из кратчайших путей с удобной двухчасовой стыковкой — через Стамбул «Турецкими авиалиниями». Кстати, они летают не только в столицу Кении, но и во второй по значению город — Момбасу.


    ВИЗА


    Виза для граждан РФ оформляется на границе и стоит 50 долларов. Визу выдают на три месяца. Впрочем, подготовиться к ее получению стоит заранее — скачать анкету с сайта консульства и заполнить, а также приготовить фотографии 3х4 см. Иногда могут попросить ксерокопии первых двух страниц загранпаспорта, и если их у вас не окажется, будете метаться по всей зоне прилета в поисках ксеркоса.


    ВАЛЮТА


    Кенийская валюта — шиллинг. Наш рубль стоит примерно 2,6 местных шиллинга, только вот рубли в Кении нигде поменять нельзя, так что ехать нужно с долларами или евро. На момент написания статьи курс шиллинга к доллару США был равен 87,35 к одному. Поменять валюту лучше вскоре после прилета — в аэропорту, в гостинице (курс там вполне выгодный) или в городе, где обменные пункты попадаются на каждом углу. В лоджах и кемпингах валюту не меняют, и карточки, как правило, не принимают, но можно рассчитаться в долларах (по не очень выгодному курсу). Зато гиды и работники гостиниц охотно принимают доллары в качестве чаевых — так что запаситесь мелкими банкнотами.


    РОЗЕТКА


    Вот оно, тяжкое наследие английского колониализма: в Кении, как и в доброй половине других стран земного шара, английские трехштырьковые розетки. Так что с собой стоит иметь переходник, который можно купить в еще России в магазинах дьюти-фри. А вот переходники, которые выдают в гостиницах, часто до того старые, что вилки из них вываливаются. Местные поступают проще — с помощью грубой физической силой заталкивают европейскую вилку в английскую розетку. Иногда работает.


    БЕЗОПАСНОСТЬ


    В неблагополучные районы Кении лучше ехать, только если вы всерьез любите экстремальный туризм. То же касается прогулок по ночным улицам Момбасы. В лоджах также процветает воровство - грешит не персонал, который как раз очень дорожит своей работой, а обезьяны. За пределами лоджей остерегайтесь львов, гепардов и бегемотов!


    ЧТО ПОЕСТЬ И ЧЕМ ЗАПИТЬ


    Если вы уже бывали в африканских странах (мы не имеем в виду арабские страны Севера Африки), то, безусловно, кенийская кухня покажется вам знакомой. В ее основе - бобовые, маис, кукуруза и сладкий картофель — батат. Все это дело запекается или жарится с различными специями, получается довольно вкусно.

    В качестве основного продукта — козлятина, популярная по всей Африке, а также более привычные нам говядина и свинина.

    На побережье можно попробовать вкусные и свежие морепродукты (не пропустите королевские креветки и лобстеры) и рыбу — запеченную на углях или в банановых листьях форель или нильского окуня.

    Настоящую экзотику вроде мяса крокодила, антилопы, зебры, а также саранчу можно попробовать либо в отдаленных деревнях, либо в центре Найроби, в ориентированных на туристов дорогих ресторанах. В повседневной жизни кенийцы подобное не едят — дорого.

    Некоторое разочарование ждало нас с кофе, которым, как известно, славится Кения. Оказалось, что весь свой кофе кенийцы продают в Европу, а сами довольствуются слабеньким напитоком, который подают в кофе-прессах. Вкуса никакого, и единственный эффект — взбодриться перед утренним сафари. Зато на побережье, которое долго было под арабским влиянием, мы насладились вкусным кофе с кардамоном и другими специями.

    Так что в сафари лучше пейте южно-африканские вина или местное культовое пиво Tusker – - действительно неплохое, с горчинкой. Участники нашей экспедиции, впрочем, разошлись в оценках, какой из двух сортов вкуснее - просто Tusker с желтой этикеткой или сорт malt (солодовое).


    Дмитрий Виноградов
    За рубежом 03.09.2013

    Другие статьи из рубрики Африка







    Географическое кафе. Рассказы и новости о странах, городах, курортах, достопримечательностях
    Рейтинг@Mail.ru  
    Адрес для связи: dilet@narod.ru