Географическое кафе

  Географическое кафе

Рассказы и новости о странах, городах, курортах, достопримечательностях 


Все страны

  • Общие обзоры
  • Австрия
  • Болгария
  • Бразилия
  • Венгрия
  • Германия
  • Греция
  • Дания
  • Египет
  • Иордания
  • Испания
  • Италия
  • Кипр
  • Китай
  • Маврикий
  • Мексика
  • Нидерланды
  • Норвегия
  • Португалия
  • Россия
  • Сингапур
  • США
  • Таиланд
  • Турция
  • Украина
  • Франция
  • Чехия
  • Швейцария
  • Швеция
  • Шри-Ланка
  • Япония

    Темы статей
  • Азия
  • Бали
  • Вена
  • Венеция
  • Горные лыжи
  • Города
  • Европа
  • История
  • Кавказ
  • Канары
  • Карнавалы
  • Крит
  • Крым
  • Лас-Вегас
  • Лондон
  • Мертвое море
  • Милан
  • Мюнхен
  • Новый Год
  • Нью-Йорк
  • Париж
  • Прага
  • Рим
  • Рождество
  • Стокгольм
  • Столицы мира
  • Токио
  • Черное море
  • Шопинг

    Темы статей
    Архив статей
    Темы новостей
    Словарь
    туриста

  • Главная    О Китае    Статьи    Новости    Города   

    Автобус до ступы Цзонхавы

    Тибетский учитель построил свой монастырь так, чтобы ему не докучали праздные путешественники


    Облик монастыря Галдан величествен и суров. Четкие линии: стены, лестницы, небо. Фото автора


    Автобус в Галдан отходит с главной площади Лхасы, расположенной перед Джоканом — первым в Тибете буддийским храмом, основанным 1356 лет назад. Именно здесь начинают свой день многие жители Лхасы и паломники-тибетцы, не переводящиеся в священном городе круглый год. На рассвете, когда вершины гор, тесно обступивших Лхасу, едва алеют под лучами поднимающегося солнца, тибетцы всех возрастов уже совершают поклоны и простирания ниц перед вратами Джокана и начинают молитвенный обход храма по кольцевой улице Бархор. В больших каменных курильницах верующие зажигают целые охапки благовоний. Клубы ароматного сизого дыма заволакивают площадь и, поднимаясь в небо, окрашиваются лучами восходящего солнца. Царит деловая и оживленная атмосфера. Спешащие на работу ограничиваются всего несколькими обходами Джокана. Школьники с ранцами, стремглав обежав храм, тоже уносятся на занятия. Лишь степенные старики и паломники неспешно шествуют по Бархор — впереди целый день поклонения, перемежаемого чаепитиями и беседами. На установленных по периметру Бархор прилавках торговцы начинают раскладывать свои товары — всё необходимое для паломников. В эти рассветные часы на улицах Лхасы не встретишь иностранных туристов — они появятся только к обеду, чтобы потом праздно слоняться по городу до глубокой ночи.


    Дорога в небо


    До Галдана и обратно совершается всего один рейс в день: из-за опасной дороги подняться на гору, где стоит монастырь, и спуститься с нее необходимо до наступления темноты. Обычно подаются два автобуса. Посадка начинается около семи часов (в окруженной горами Лхасе даже летом это рассветный час) и длится часов до девяти. К этому времени автобусы обычно полностью заполняются паломниками — тибетскими монахами и мирянами (вторых большинство).

    Иностранцы в Лхасе редко остаются без присмотра. Для групп туристов это просто невозможно: их обслуживают местные турбюро, являющиеся по сути подразделениями органов государственной безопасности. Они выполняют двойную задачу. Во-первых, грабят приезжих из-за рубежа: цены на услуги для них раз в десять выше, чем для граждан КНР и тех немногих иностранцев, кто желает и в состоянии находиться в Тибетском автономном районе самостоятельно. А во-вторых, информируют соответствующие органы обо всех передвижениях зарубежных гостей. Но предоставим туристическим группам возможность мчаться к Галдану на джипах с гидами, чей английский сравним со знаниями ученика 5-го класса российской школы, и вернемся в тесное и веселое чрево автобуса, в котором плотно утрамбованы оживленные и непосредственные паломники.

    Минут за сорок автобус покрывает расстояние до подножия горы, на которой находится Галдан. Дорога эта теперь вполне благоустроена и очень живописна. Справа от трассы широкой лентой неспешно течет река Лхаса. Вода играет под утренним солнцем яркими и свежими бирюзовыми оттенками. То тут, то там видны протянувшиеся над рекой изящными параболами подвесные мосты. Разноцветные молитвенные флажки бьются на их веревочных перилах под упругим свежим ветром.


    Начало подъема к Галдану. Еще десять лет назад дорога туда была в ужасном состоянии, но в 2007-м ее, наконец, «одели» в асфальт. Фото автора


    Автобус сворачивает с шоссе. Впереди вздымается могучая громада горы, на которую лежит наш путь. Водитель, который до этого вел автобус легко и непринужденно, даже как бы лениво, свернув на серпантин, заметно напрягается. В салон он бросает несколько отрывистых фраз о прекращении обычного тибетского балагана — громких непрестанных разговоров с непременной оживленной жестикуляцией. Шум стихает. Пара тибетцев, находящихся возле шофера, даже начинают быстро протирать рукавами слегка запотевшее лобовое стекло. Надсадно работает мотор. Мы начинаем медленное вознесение к орлиному гнезду Цзонхавы (Tsongkhapa, 1357–1419), реформатора тибетского буддизма.

    Ещё во время своего первого посещения Лхасы в 1997 году я слышал от тибетцев о подъеме к Галдану как самом опасном в здешней округе. Тогда этот серпантин представлял собой усеянную камнями скальную дорогу. В 2007 году он был благоустроен — появились прекрасное асфальтовое покрытие и металлические ограждения на поворотах. Но их крутизна осталась прежней. Поэтому, поворачивая, шофер, чтобы не свалиться со склона, сначала должен до отказа выкрутить руль в одну сторону и тут же, чтобы не врезаться в гору, начать бешено крутить его обратно. Этот подъем ни в коей мере нельзя назвать скучным — с неослабевающим интересом следишь за прохождением каждого нового поворота — впишемся на этот раз или нет?

    Постепенно долина с её деревушками начинает оставаться внизу. Во время своего первого подъема к Галдану я наблюдал с десяток яков, поднимавшихся из деревни на горное пастбище. Эти невозмутимые горцы размеренным шагом поднимались прямо по склону, на котором наш автобус чертил замысловатые петли. В итоге скорости подъема автобуса и яков оказались практически одинаковыми — яки даже чуть опережали надсадно ревущую колесно-моторную повозку, успевая по ходу ещё и пощипывать травку.

    После одного из поворотов открывается панорама монастыря, раскинувшегося в горной седловине на высоте 4075 м. Над седловиной возвышаются две вершины. Та из них, к которой Галдан ближе, носит название Брог-ри (по-тибетски «Уединенная гора»). Вторая — та, что несколько выше, называется Вангур («Дарующая могущество» на тибетском). Под лучами солнца ослепительно сияют золотые кровли храмов и ярко светятся белые и красные стены монастырских строений. Тишина в салоне объясняется теперь уже тем, что паломники погружаются в благоговейное восторженное внимание. На склонах горы то тут, то там, словно ласточкины гнезда, лепятся жилища созерцателей.


    Веселье мудрости


    Галдан (по-местному «Радостный», варианты произношения: Гандан, Гандэн, Гадэн) — перевод на тибетский язык санскритского Тушита. В буддийской космологии «Тушита» — небесная область, в которой пребывает грядущий Будда Майтрея.

    Монастырь был основан в 1409 году Цзонхавой, давшим указания ученикам о месте возведения строений и о том, какой вид они должны иметь. Высоко забрался Цзонхава, к самому небу. Без веской причины гость не направился бы сюда.


    Панорама Галдана с вершины Вангур. С момента основания и по сегодняшний день монастырь является центром школы гелугпа, основанной Цзонхавой. Фото автора


    Существует множество преданий о чудесах, совершенных Цзонхавой и его учениками в Галдане. Ключ-колодец на юго-западной стороне обители появился, как говорят, после того как Цзонхава указал на это место пальцем. На скалах близ монастыря показывают следы его рук, локтей и колен, а также шапки и четок. Показывают и углубление в скале, из которой Цзонхава, по преданию, достал волшебную раковину, спрятанную ещё при жизни Будды Шакьямуни (Buddha Shakyamuni, ок. 567–488 до н.э.). Надо сказать, что буддийские йогины — посвященные — люди очень веселые, и совершаемые ими чудеса, проявления сиддх (сверхобычных способностей), выглядят порой весьма экстравагантно. Так, состязаясь в йогической силе, ученики Цзонхавы Жалцаб Дарма Ринчен и Хайдуб Гэлэг Балсан начертили изображения своего учителя на скале указательными пальцами. Рассказывают, что Цзонхава скрыл до предсказанного им времени в скале клад, состоящий из шапки и некоторых других личных вещей, обладающих особой магической силой. В соответствии с предсказанием, клад извлек Далай-лама XIII Тубдан Жамцо (Thubten Gyatso, 1876–1933). Самому Цзонхаве, говорят, лично прислуживал Дамжан Шойжал — одно из воплощений Владыки мертвых Ямы. Рассказывают, что это страшноватое божество, бывшее защитником и преданным слугой Цзонхавы, служило ему, принимая различные облики, в том числе и под видом простого деревенского парня.


    Возвращение Цзонхавы


    Три главных святыни Галдана — Золотой трон Цзонхавы, его йогическая комната и Золотая ступа Цзонхавы.

    Золотой трон Цзонхавы — это его учительское место. На нем могут восседать лишь настоятели Галдана и Далай-ламы. Этот трон, хоть и назвается «золотым», представляет собой простое деревянное сидение, выкрашенное в темно-красный цвет. Единственное его украшение — изящный цветочно-травяной орнамент, вырезанный на спинке и покрытый позолотой. Простота и скромность были характерны для Цзонхавы.

    Йогическая комната Цзонхавы находится в одном из монастырских домов, где расположены его личные покои, включающие также спальню, гостевую и обеденную комнаты. Повсюду царит свойственная хозяину простота. Небольшая комната, в которой Цзонхава выполнял созерцательные практики, не имеет окон и при закрытой двери погружается в темноту. Здесь находится йогический трон Цзонхавы — простое высокое и просторное прямоугольное деревянное сидение со спинкой. На этом сидении Цзонхава в 1419 году вошел в самадхи (состояние йогического транса, кульминация практики йоги), из которого уже не вернулся.

    Ступа Цзонхавы. Листами из чистого кованого золота ее облицевал пятидесятый настоятель Галдана Гэндун Пунцог (1648–1724). Фото автора

    С Золотой ступой Цзонхавы связана главная тайна этого монастыря. Согласно преданию, после того как Цзонхава вошел в транс, его тело, продолжая пребывать в принятой им йогической позе, осталось нетленным. Выждав, ученики убедились в нетленности тела учителя. Построив ступу, они замуровали в нее ящик из сандалового дерева, в который поместили тело своего наставника. Впоследствии священную ступу облицевали золотом и инкрустировали драгоценными камнями.

    Согласно представлениям тибетцев, Цзонхава не умер и до сих пор пребывает в глубочайшем самадхи. В этом состоянии жизнедеятельность «грубого тела» полностью останавливается — нет дыхания, сердцебиения и других признаков жизни. Однако «тонкое тело», образованное нади (невидимыми каналами в теле), ваю («ветрами» — дающими жизнь субстанциями, текущими по этим каналам) и бинду (особыми «энергетическими» точками-каплями, локализованными в различных частях тела), продолжает функционировать, не давая разрушиться «грубому телу».

    Согласно пророчеству, в грядущие времена Цзонхава выйдет из самадхи, и в том же теле будет проповедовать буддийское учение. В одном из священных буддийских текстов я прочел, что возвращение Цзонхавы произойдет в год Шамбалинской войны — 2424, согласно пересчетам тибетских лам. В тексте указывается, что Владыка мёртвых, в равной степени отвечающий как за умерщвление, так и за воскрешение, «починит» Цзонхаве «прежнее тело». Надо полагать, что после столь долгого пребывания в самадхи «грубое тело» святого сохранится не полностью, и потребуется вмешательство всемогущего лекаря. Старый слуга Цзонхавы окажет ему и эту услугу. Таким образом, согласно преданию, общий срок пребывания Цзонхавы в самадхи составит 1006 лет.


    Назад на землю


    Завершив обход монастыря, я поднялся на вершину Вангур. Каждый шаг подъема на такой высоте давался с большим трудом, легкие «горели». Вид, открывшийся с вершины на монастырь, долины и далекие горы, был поистине неземным.

    Вернувшись к автобусу, я погрелся на камнях на солнышке, укрывшись от ветра за углом дома — на такой высоте даже малейший ветерок пронизывает насквозь, и ты постоянно зябнешь, даже будучи одет в дубленку. Монахи Галдана, даже находясь в храмах, не снимают вязаных шерстяных шапок, что вообще-то является нарушением буддийских правил. Лишь паломники, прибывающие на 3–4 часа, могут позволить себе здесь роскошь следования этим правилам.

    У автобуса я пообщался с шофером — приветливым тибетским парнем лет двадцати восьми. За его ровными манерами явно проступало желание поговорить с единственным иностранцем на борту его дредноута. У шофера я заметил постоянный нервный тик века левого глаза. Ничего удивительного — что представляют собой его ежедневные поездки, мы уже рассказали. Подъехав к монастырю к одиннадцати часам дня, автобус ожидает паломников часов до трех, после чего, когда наконец все в сборе, начинается неспешный спуск с горы.

    Лишь выйдя на трассу в долине, шофер заметно расслабился, тут же закурил сигарету и завел непринужденный разговор с пассажирами. Завершился ещё один его рейс к обители Цзонхавы.


    Андрей Стрелков
    Телеграф «Вокруг Света»: Автобус до ступы Цзонхавы 18.08.2009

    Другие статьи из рубрик: История, Монастыри




    Последние новости по теме: Монастыри
    2015-07-10. Куда ночью прячутся монахи?
    Монастырь Кладрубы в западной Чехии является одним из немногих, который после смены режима остался во владении государства.

    2015-04-14. В монастырь на экскурсию
    Не только замки и разнообразные музеи открыты для любопытных туристов.

    2015-03-24. Выставка греческих и византийских икон
    В картинной галерее Страговского монастыря пройдет выставка византийских и греческих икон, энколпий и других литургических предметов.






    Географическое кафе. Рассказы и новости о странах, городах, курортах, достопримечательностях
    Рейтинг@Mail.ru  
    Адрес для связи: dilet@narod.ru